Международный Институт А.Богданова
poster
"...пути стихийно-организационного творчества природы и методы сознательно-организационной работы человека, взятые по отдельности и вместе, могут и должны подлежать научному обобщению"
 
А.А.Богданов "Тектология. Всеобщая организационная наука."
А.БОГДАНОВ.
разделитель
www.ephes.ru

 

публикацииВ.В.Попков: "АЛЕКСАНДР БОГДАНОВ. НА ПУТИ ОБЪЕДИНЯЮЩЕГО МИРОВИДЕНИЯ"
публикацииV.V.Popkov: "ALEXANDER BOGDANOV AS SCIENTIST AND REVOLUTIONARY"
публикацииВ.Попков: "Творческое наследие А.А.Богданова и создание Международного института."
публикацииГеоргий Гловели: "Богданов – ученый и утопист"
публикацииН. И. Бухарин: "ПАМЯТИ А. А. БОГДАНОВА"
публикацииВ.А.Базаров "А.А.Богданов (Малиновский) как мыслитель"


В.Попков

Творческое наследие А.А.Богданова и создание Международного института.

"Среди грандиозных технических и научных переворотов, среди жестокой социальной борьбы происходит незаметно для большинства наших современников тот глубочайший и самый общий кризис идеологии, которому нет подобного в прошлом. Это не простая смена старых идеологических форм новыми, какая наблюдалась в прежних кризисах. Нет, это- преобразование сущности идеологии, всего ее жизненного строения, законов ее организации... Идеология вообще, в ее самых разнообразных и противоположных проявлениях,- становится не тем, чем она была раньше, и эта революция, может быть, наиболее поразительна из всех, подготовляющих новую фазу жизни человечества". (1)

Эти замечательные, вдохновляющие слова были высказаны в 1910 г. Александром Александровичем Богдановым (Малиновским) - философом, революционером, публицистом, писателем, автором многих оригинальных работ, значение которых по-настоящему оценивается только сейчас, по прошествии почти столетия.

В приведенном отрывке из работы "Падение великого фетишизма" идет речь об идеологии, понятии, которое стало почти ругательским в наше время, но философ Богданов, автор "Эмпириомонизма", под идеологией понимал организованный опыт отдельного человека, социальных слоев, классов и всего человечества.

Сейчас, на исходе ХХ века среди многих просвещенных людей, политиков, ученых, философов нарастает понимание того, что близится к завершению одна из крупнейших эпох человечества, основанная на достижениях научно-технического прогресса. Дальнейшее движение общества все в большей мере будет связано с совершенно новыми понятиями, законами, опирающимися, образно говоря, не на разрушительную силу пара и огня, а на интеллектуальные технологии, экологически чистые производства, необходимость учета интересов различных, все более дифференцированных социальных групп. На наш взгляд, ХХ1 век пройдет под знаком именно таких преобразований. Молодой Богданов (а в 1910 году ему было 37 лет), надеялся, что подобную эпоху откроют революционные преобразования в России, созидательная работа освобожденного пролетариата, что это станет возможным, " когда социалистическое общество сложится и перевоспитает людей, когда в нем исчезнут пережитки периода социальных противоречий, создастся живое единство, общие для всех цели-развитие силы и счастья..." "...при тожестве конечной задачи и реальном единстве культуры, обеспечивающем глубокое взаимное понимание людей по любому частно-практическому вопросу, возможно, будет единогласие" (1).

Увы, этим утопическим идеям суждено было сбыться только в романах Богданова "Красная звезда" и "Инженер Мэнни".

Печальная практика строительства подобного общества в нашей стране показала невозможность выполнения этих замечательных идей. Потребовалось более 70 лет, чтобы убедиться в этом. Но идеи мыслителя Богданова как раз отличаются тем необыкновенным свойством, что даже там, где в контексте своего исторического времени они казались заблуждением, подвергались резкой уничтожающей критике, в наше время они зазвучали с новой силой, опираясь на новое прочтение идеологии Богданова, на организованный опыт человечества, накопленный им в течение ХХ в.

Будь то философские воззрения Богданова или его организаторская и научная работа по просветительству людей (в терминологии того времени "пролетариата"), или анализ организационных форм развития всего сущего, - везде блестяще изложены идеи, которые на протяжении XX в. развивались лучшими умами человечества, и будут, безусловно, развиваться дальше.

Центральным пунктом философии организованного опыта является существование комплексов, которые могут заключать в себе как материальные элементы, так элементы психические. Комплексы могут взаимодействовать друг с другом, подчиняясь определенным закономерностям, которые подробно описаны в частности, в работах "Эмпириомонизм" и"Тектология" (2). Включение в состав комплекса психических составляющих, а по существу духа, мысли было, конечно, принято в штыки марксистской теорией, в которой между духом и материей пролегает бездонная пропасть.

Ленин, после выхода в свет "Эмпириомонизма" (3) отлично понимал, что под угрозу ставится идейная основа ортодоксального марксизма в России. Но сокрушать идейного противника необходимо было его же оружием. И в 1909 г. выходит знаменитый философский труд Вл. Ильина (псевдоним Ленина в то время) "Материализм и эмпириокритицизм", где он со всей своей политической страстью и неумолимой логикой правоведа обрушивается на всех представителей эмпирического знания, имея в виду главной целью идеи Богданова и сочувствующих ему Горького, Луначарского, Скворцова-Степанова и других. На долгие годы "Материализм и эмпириокритицизм" вошел в анналы философской мысли ленинизма и стал катехизисом философской мысли большевиков. Коммунистические массы не знали о существовании труда Богданова "Вера и наука (по поводу книги В.Ильина Материализм и эмпириокритицизм)" (12). На многих примерах Богданов показывает, что за внешним фасадом глубочайшей учености автора "Эмпириокритицизма" скрывается на самом деле, не менее глубокое невежество или намеренное искажение научных фактов, вместо научной критики обозначение всех оппонентов, как философских реакционеров и вместо провозглашенной целью борьбы со старым, самая злая ненависть ко всем различным новшествам.

Неизвестно, что больше производит впечатление от этой работы Богданова: жесткая критика мало кому тогда известного лидера социал-демократической партии России и его учителя Плеханова, или меланхолическое замечание, сделанное в одной из сносок "Особенно недопустимо представляется ссылка на десяток различных рефератов Богданова, ссылка, которую не может точно проверить никто из тех, кто не слышал самих рефератов. Дело в том, что ни на одном из них он (Ильин) не был; не был даже на том, на который был специально приглашен,- на полемическом реферате по поводу разбираемой книги В.Ильина" (12).

Психические элементы - это мир живого, это мир активной материи, ключевыми словами которого являются динамическое равновесие, усвоение, приспособляемость, пластичность, неравномерность, кризис. Даже для современных исследователей эти понятия, относящиеся как правило к междисциплинарным теориям еще не стали обыденными. Сейчас уже бесспорно, что Богданов явился одним из основоположников системных исследований не только в России, но и в мире. Тектологическая часть его работ была издана в Германии в 1926 на немецком языке, что закрепляет авторитет Богданова как пионера системных исследований.

Обращаясь сейчас к широко известным знаменитым работам Берталанфи, фон Неймаена и др. нетрудно заметить, что идеи, которые разрабатывались ими по функционированию сложных систем и кибернетических устройств, принадлежат к тому же руслу научной мысли, к созданию которой приложил усилия А.Богданов.

Многие известные философы ХХ столетия размышляли над теми же вопросами, которые впервые поставил в своих работах наш соотечественник.

Уайтхед в своей работе "Процесс и реальность" (4) изучает глобальную проблему становления, или точнее говоря, перехода от бытия к становлению. Он выделяет два вида становления: сращение и переход.

Первый вид становления (сращение) внутренне присущ процессу конституирования отдельно существующего. Второй вид становления (переход) -это становление, благодаря которому прекращение процесса в случае формирования отдельно существующего конституирует это существующее как изначальный элемент конституирования других отдельно существующих, которые выявляются при повторении процесса Сращение направлено к своей конечной причине, представляющей его субъективную цель; переход же является механизмом действующей причины, которое есть бессмертное прошлое.

Не вдаваясь сейчас в тонкости доказательства можно показать, что сращение-это положительный подбор, переход-отрицательный подбор при различных типах ингрессии. Первый тип становления продолжает разворачивать цепь все новых и новых сущностей - цепь живого, многое из которого тут же погибает, в иных случаях лишь обозначая возможность своего рождения. Второй тип становления закрепляет рожденное сущее в системе постоянно воспроводящегося мира, и в этом смысле является действительно переходом постоянно рождающегося и умирающего живого к практически бессмертному неживому, формирующему прошлое.

Первый тип становления связан с проблемой необратимости, второй обращает нас к миру Ньютоновской механики. " Отрицательный подбор, - писал Богданов в своей "Всеобщей организационной науке", идет везде и всюду и то, что он берет, он уносит бесповоротно: формы разрушенные вышли из явлений природы и сама природа не та, все новое образует в новых условиях. Если наука говорит о явлениях обратимых, повторяющихся, то это приблизительные, практические характеристики; при достаточном исследовании можно всегда показать их неточность. Но эта необратимость имеет еще и другое название: она есть неисчерпаемость творчества". Эти слова можно было бы поставить главным эпиграфом к сочинению другого нашего соотечественника, лауреата Нобелевской премии Ильи Пригожина, автора блестящего труда в оригинале носящего название "Новый альянс" (5) (в русском переводе "Порядок из хаоса"). Являясь по профессии физхимиком и специалистом в области неравновесных химических процессов, Пригожин, также как и врач Богданов, тонко чувствует характер взаимодействий, происходящих в живой природе с ее бесконечным разнообразием протекаемых химических реакций. В своей работе он ставит два глобальных вопроса: первый вопрос о характере и творчестве природы, постоянно формирующей сущее из хаоса флюктуаций; второй, тесно связанный с ним, - вопрос о необратимости времени.

Флюктуация на языке Богданова встречается в процессе расхождения. Во втором томе "Тектологии" он формулирует закон расхождения: разделенное целое испытывает процесс расхождения: части все менее и менее походят друг на друга и процесс этот является необратимым.

Рассматривая далее задачу системного расхождения (системной дифференциации) Богданов ставит чрезвычайно важный принципиальный вопрос: что будет, если система в результате расхождения, не разрушается , а продолжает свое существование, в каком направлении она должна изменяться, развиваться под различными воздействиями среды. "О сохранении системы, - пишет Богданов, мы уже знаем две важные вещи: оно никогда не бывает абсолютным, а всегда лишь приблизительным. Во-вторых, оно есть результат подвижного равновесия системы с ее средой, т.е., образуется двумя потоками активности - ассимиляцией, поглощением активности извне, и дезассимиляцией, разусвоением активности, их потерею, переходом во внешнюю среду; это означает два ряда непрерывных и параллельных процесса прогрессивного подбора; положительного и отрицательного. В каком направлении они регулируют развитие? Очевидно, в сторону наиболее устойчивых соотношений, ибо менее устойчивые отрицательным подбором должны постепенно отметаться, а более устойчивые - положительно закрепляться. Получается таким образом, возрастание различий ведущее ко все более устойчивым структурным соотношениям".

Таким образом, системное расхождение заключает в себе тенденцию развития, направленную к взаимно дополняющим друг друга связям. Дополнительные соотношения характеризуются, прежде всего, своей необратимостью: ассимиляция одной части системы соответствует дезассимиляции другой или других; следовательно, связь от А к Б не тождественна связи от Б к А, но противоположна ей, это - ассиметричная ингрессия. Это утверждение приводит нас к понятиям, связывающим два великих учения- организационную философию Богданова и диалектическую философию Гегеля.

Гегель, рассматривая, например, отношение между многим и одним, указывал что "одно оказывается несовместимо самим с собой, отталкивает себя от самого себя и то, чем оно себя полагает, - есть многое". (6).

Далее приведем наш перевод по подлинной работе Гегеля "Энциклопедия наук" (7). "Отталкивание, рассмотренное в нем самом выступает как отрицательное отношение (Verhalten) многих одних относительно друг друга (gegeneinander), следовательно, их связь (Beziehung) соотносит их друг с другом (aufainander) и так как те, с которыми соотносятся одно в своем отталкивании суть одни, то оно соотносится в них с самим собой.

Чтобы глубже уяснить смысл приведенного Гегелем положения, а также его связь с ассиметричной ингрессией Богданова, напомним, что в немецком языке (Verhalten) и (Beziehung) хотя и переводятся на русский язык как синонимы которые означают отношение, связь, поведение, на самом деле в указанном тексте имеют разный смысл. Если Verhalten - отношение, то это отношение "вовнутрь" (на это указывет глагольное окончание halten), обусловленное противоположением одного к многим как внешних друг к другу (на это внешнее, как бы отталкивающее одного от многих указывает приставка gegen в слове gegenainander). С другой стороны, Beziehung - это тоже связь, тоже отношение, но отношение "во вне", как занятие какого-то места, но имеющую природу внутреннего, как вытекающего из противополагания одного из многих (приставка auf в слове aufainander).

Одно и многое таким образом, образует комплекс, который по образному выражению Богданова "заключен в своей среде одновременно и как отливочный материал и как формовочная модель, определяясь этой средой в первом смысле и частично определяя во втором" . Образ формовочной модели и отливочного материала является прекрасной иллюстрацией того, что мы будем в дальнейшем называть двойственностью. Двойственная система состоящая из двух нетождественных частей взаимно дополняющих друг друга составляют ядро любого комплекса. Теперь для описания комплекса соответствующее понятие появляется в виде категориальных пар: активность - сопротивление, ассимиляция - дезассимиляция, ингрессия - дезингрессия и т.д.

Двойственным понятием насыщены все разделы науки: математика, физика, химия, биология. Богданов указывал, что для более полного применения тектологии в прикладных науках, необходимо создавать соответствующий математический аппарат. Американский инженер- электротехник Габриель Крон (умер в 1968 г.) не был знаком с работами Богданова, но по существу в своих исследованиях, посвященных теории обобщеннных электрических машин на прикладном инженерном языке (тензорный анализ сетей (13)) по существу создавал и эффективно применял на практике электрические модели тектологии Богданова. Аналогом понятия активность-сопротивление в электрических сетях Крона является импеданс, ассимиляция-дезассимиляция - это поглощение и рассеивание энергии, сам комплекс представлен топологической пространственной электрической сетью.

Суть пионерского метода Крона состоит в том, что, рассчитав простейшую электрическую машину он, с помощью тензорных преобразований мог получить результат для любой другой сколь угодно сложной электрической машины. По этому поводу можно вспомнить очень меткое замечание Богданова: "природа - архитектор выдержанных стилей и часто повторяет малое в большом". Очень важно, что Крон установил универсальный закон: чтобы получить правильное преобразование от одной машины к другой, необходимо рассматривать две сети: прямую и двойственную ей ортогональную сеть, которые описываются взаимно дополняющими параметрами.

Последние годы своей жизни Крон много занимался так называемыми самоорганизующими автоматами. В своих работах он показал, что многомерный полиэдр и двойственный ему ортогональный полиэдр, погруженные в электромагнитную плазму, образуют немеханическую осциллирующую структуру (осциллирующий полиэдр), в основе действия, которого лежит сложное взаимодействие обобщенных вращающихся электрических машин. Осциллирующий автомат, как показал Крон, может служить моделью для решения множества статистических, экономических и физических задач большой размерности. Заметим, что Крон в чем-то разделил судьбу Богданова: его тензорная философия и математика, работы по осциллирующим автоматам встретили непонимание.

Вернемся к Богданову, и увидим, что основной моделью в его исследованиях по устойчивости сложных систем, является относительно твердый "скелет", погруженный в подвижную изменяющуюся среду. Им приводятся различные примеры, когда системы, обладающие такой структурой, являются наиболее жизнеспособными к развитию и самоорганизации.

Перу экономиста Богданова принадлежит множество работ, монографий, посвященных политической экономии капитализма и социализму (8, 9).

Классические политэкономические труды Богданова основываются на марксисткой теории, и только в отдельных моментах автор использует те или иные понятия тектологической науки. Новаторские идеи Богданова в области экономики содержатся в других работах, посвященных именно тектологии. Среди этих идей отметим такие, как закон о наименьших, принцип цепной связи, теория кризисов, теория динамического равновесия и другие не менее интересные идеи. Они, безусловно, оказали воздействие на экономическую мысль России своего времени и наиболее актуальны сейчас в период становления теорий о переходных экономических процессах.

И, наконец, огромный пласт теоретических работ и практической деятельности Богданова, который также ждет своих исследователей, относится к пролетарской культуре. Если не фетишизировать соответствующую марксистскую окраску этих работ, расцвеченную словами "пролетарская культура", "рабочий класс", "эксплуататоры", то наиболее важная идея, которую хорошо чувствовал Богданов и пытался реализовать на практике, заключается в том, что никакое развитие невозможно в обществе, где большинство людей невежественны, плохо информированы, политически пассивны, лишены возможности к быстрой адаптации. Сейчас мы это видим на практике, поэтому эти идеи и ценный опыт должны быть также использованы.

В своем кратком докладе, посвященном творческому наследию А.Богданова, внимание в большей мере было сконцентрировано лишь на малой части огромного мира развивающихся идей, впервые поднятых в работах мыслителя Богданова. Последние годы в мире растет число людей, которые считают своим долгом пропагандировать и приумножать интеллектуальное наследие Богданова. Безусловно, событием стало издание в Англии, в прошлом году, двухтомника, посвященного обзору работ А.Богданова, как основоположника системных исследований России и комментарии к его обширной библиографии на русском и иностранном языках (10, 11). Данное издание было осуществлено на основе двух международных конференций, в которых приняли участие иностранные и российские специалисты, занимающиеся в тех или иных аспектах, разработкой идей Богданова. Среди авторов этого издания можно назвать такие известные имена: Леонид Абалкин, Владимир Маевский, Георгий Главели, Надежда Фигуровская, Немил Горелик, Давид Шапиро, Джон Биггарт, Абрахам Яссор и др.

Область возможных приложений и развития идей, содержащихся в научном наследии А.А.Богданова чрезвычайно широка: физические явления в микромире , геологические процессы и эволюция космических объектов в неживой природе, развитие биологических и экологических систем, явлений, происходящих на внутриклеточном уровне в живых организмах, изучение экономических и социальных процессов, закономерностей развития рынков-вот далеко неполный перечень возможных направлений исследований.

Большинство из перечисленных задач находится на стыке различных научных дисциплин и их успешное решение возможно лишь при координированной работе специалистов различного профиля: физиков, математиков, биологов, экономистов, а также представителей гуманитарных дисциплин, философов, лингвистов, социологов.

В соответствии с вышеизложенным представляется целесообразным создать специальное научное учреждение "Международный институт А.Богданова" для объединения, координации и развития фундаментальных и прикладных исследований российских и зарубежных ученых, творчески применяющих идеи, заложенные в научном наследии А.Богданова.

Таким образом, основными уставными целями создаваемого института являлись бы:

  • развитие фундаментальных и прикладных исследований в русле идей А.Богданова;
  • популяризация идей А.Богданова, информационно-издательской деятель-ности, проведения научных конференций, дискуссиий, чтений, мероприятий в области культуры;
  • поддержка молодых ученых;
  • использование идей А.Богданова в образовательной деятельности.

Для осуществления указанных целей институт мог бы проводить работы в следующих направления:

  • выполнение отвечающих уставным целям прикладных и фундаментальных исследований;
  • Популяризация и широкое внедрение в практику школьного, вузовского и дополнительного образования идей А. Богданова Развитие дистанционного образования, организация обмена студентами и молодыми исследователями.
  • Организация издания трудов А. Богданова в России и за рубежом.
  • Организация международных конференций, посвященных изучению и развитию творческого наследия А.А. Богданова.
  • Создание соответствующих банков и баз данных и обеспечение доступа к ним с использованием современных информационных технологий, включая Интернет.
  • Организация международного обмена научными изданиями.
  • Организация и финансирование временных творческих коллективов, проводящих исследования по вышеуказанной тематике.
  • Упорядочение и описание архивов А.Богданова, создание архивных баз данных, осуществление музейного сопровождения мемориальных мест, связанных с жизнью А.А. Богданова.

Предполагается, что создаваемый институт будет являться автономной некоммерческой организацией по законодательству Российской Федерации и не преследует цели извлечения прибыли.

  • Финансирование деятельности института для достижения им уставных целей планируется осуществлять за счет добровольных благотворительных пожертвований финансовых и коммерческих структур Российской Федерации и зарубежных стран, международных благотворительных организаций и фондов, а также за счет осуществления предпринимательской деятельности, необходимой для достижения уставных целей.

Ссылки

  1. А.Богданов. Падение великого фетишизма (Современный кризис идеологии) Издание С.Дороватовского и А.Чарушникова. М., 1910г.,с.3
  2. А.Богданов. Тектология или всеобщая организационная наука. Книга 1,2. М,, Экономика, 1989г.
  3. А.Богданов. Эмпириомонизм. Книга II. Второе издание С.Дороватовского и А.Чарушникова. Санкт-Петербург, 1907г.
  4. А.Уайтхед. Избранные работы по философии "Процесс и реальность", М,, Прогресс, 1990г.
  5. И.Пригожин, И.Стенгерс. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. Пер.с англ. М., Прогресс, 1986 г.
  6. Г.Гегель. Логика, часть 1. Госиздат, 1930 г., с.164
  7. G.Gegel. Enzyklopedie der Wissenschaften. Akademie, Verlag, Berlin, 1975 г.
  8. А.Богданов, И.Скворцов-Степанов. Курс политической экономии. Т.1. Санкт-Петербург. Изд.товарищества "Знание", 1910г.
  9. А.Богданов. Вопросы социализма.Работы разных лет. М., Изд.политичеcкой литературы, 1990 г.
  10. Alexander Bogdanov and Origins of Sistems Thinking in Russia. Edited by J.Biggart, P.Dadley, F.King. Ashgate Publishing Limited, Aldershot, England, 1998.
  11. Bogdanov and his Work. J.Biggart, G.Glovely, A.Yassour, Ashgate Publishing, Aldershot. England, 1998.
  12. А.Богданов. Вера и наука ( о книге В.Ильина "Материализм и эмпириокритицизм"). Изд. С.Дороватовского и А.Чарушникова. М., 1910г., с.221.
  13. Г.Крон. Тензорный анализ сетей. Пер. с англ. ( под ред.Л.Т.Кузина и П.Г.Кузнецова) . М., Сов.Радио, 1976г.